Эрени Корали
В этом мире все не так просто... Все еще проще.
Название: Между раем и адом
Персонажи: Джон Винчестер, Рафаил
Рейтинг: G
Жанр: джен
Дисклаймер: ни на что не претендую.
Примечания: напиано на драблолотерею на форуме перекрестка.


— Сия благородная душа заслуживает райских врат…

Что общего между Каспером и пиджаком*? Занудство. Именно за это Джон терпеть не может и тех, и других. И уж точно ему не нравится их гибрид. Еще ему не нравится пустопорожняя болтовня. А больше всего — когда врут.

Отсюда вывод — это… этот тип ему совершенно не нравится.

— Долгие эоны сражались мы за эту душу…

Хреновые ж из вас солдаты, думает Джон. Оглядывается:
— Где я?

Тип его игнорирует.

— И вот наконец бой завершился блистательной победой…

И Джон не выдерживает.

— Слушай ты! Победитель! Не завирался бы!

Сияние с мерзким характером соизволяет его заметить.

— Мы освободили твою душу, Джон Винчестер. Почтение ты должен оказать…

Джон молча разворачивается спиной. Этот лживый гламурный полтергейст как хочет, а он пошел отсюда. Может быть, остаться с мальчиками было не такой уж плохой идеей? Может призрак из него выйдет лучше, чем отец?

Свет и жар пронзают до крика, насквозь.

— Почтение ты должен оказать, — в громыхании этого голоса отчетливо слышится шипение, достойное Аластара, — сия душа достойна райских врат. И не может отказаться от великой чести.

По сравнению с дыбой это крапивные укусы. Джон молчит.

Он всегда подозревал, что между раем и адом не слишком много разницы.


Примечания:
*пиджак — человек, получивший погоны офицера без военного образования. Специалист, пришедший на службу с гражданки на офицерскую должность.

Название: Он не подозревает
Персонажи: Сэм, Даг, Рейчел, Брэди, Руби.
Рейтинг: G
Категория: джен
Дисклеймер: Нам все в наследство от Папы досталось.
Саммари: Сэм глазами банды Азазеля.
Написано на Байки-2; тема Обычные подозреваемые; бонус


by Derek Winslow

- Ты как будто никогда не дрался, Сэм Винчестер.
- Я не люблю драться, - Сэм шмыгает носом и отводит глаза - живая иллюстрация к людским идиомам о разбитом сердце и слезе ребенка, которой не стоит весь мир.
Он протягивает руку и касается Сэмовой скулы - осторожно, самыми кончиками пальцев. Сэм отстраняется. А зря, ему и в самом деле сочувствуют.
- Старшие братья - такой отстой. Ничего. Пару лет, и ты ему все кости переломаешь!
Сэм бросает косой взгляд, и он сразу понимает, что ошибся. Нельзя давить.
- Я не люблю драться, Даг! - Сэм отворачивается, глотая слезы, безуспешно пытаясь не показать слабости. - Если бы я мог, я бы никогда не дрался! А уж с Дином!
- Да ладно. - Говорит он осторожно, так осторожно, будто от этого зависит его жизнь - впрочем, действительно ведь зависит. - Чего там. Все братья дерутся. Вот если бы ты был сильнее, - Сэм смотрит на него возмущенно, и он заканчивает, изо всех сил стараясь не дать голосу дрогнуть, - к тебе бы просто не стали лезть.
Сэм молчит, и он добавляет почти отчаянно:
- К тигру в пасть без ружья - это ж только псих полезет, да? - и едва успевает удержать ухмылку, когда замечает неуверенность в зеленых глазах.
Сэм отводит взгляд, а он говорит уже почти спокойно:
- Чтобы никогда не драться, надо быть особенным. Надо быть лучше всех! Я так думаю. А ты, Сэм?
Сэм задумывается. И на этот раз не отстраняется от осторожного касания. И протянутый платок, черт знает откуда взявшийся в кармане мальчишечьих джинсов, принимает с благодарностью.
Сэм и не подозревает, как дорого будут стоить этому миру его слезы.



- Ты как будто никогда не целовался, Сэм Винчестер.
Он смущенно прячет взгляд и вжимает голову в плечи. И краснеет. Какая прелесть.
- Тут для этого слишком много народу!
- Ну и что! – она очень, очень старается, чтобы улыбка вышла не такой хищной. Нельзя дать ему повод насторожиться.
- Рейчел…
- Просто… я хочу, - она делает паузу для самого невинного взгляда, на который только способна. И лишь когда он краснеет еще сильнее, договаривает, медленно, по слогам, привстав, чтобы дотягиваться губами до уха, - чтобы все видели, что ты со мной. Именно ты. Особенный. Самый лучший!
Он обнимает ее.
Они кружатся в танце – первая пара школьного выпускного бала. Лучшая пара. В бликах света от дешевого стробоскопа они выглядят ангелами. Особенно на фоне остальных. Она точно знает – здесь нет никого красивей.
Она точно знает – все ей завидуют. Все – это не «одноклассницы», разумеется. А когда их малыш, ее малыш, все-таки склонится к ее губам – будут завидовать еще больше.
Сэм и не подозревает, насколько это хорошая шутка – сравнивать с ангелами их обоих.



- Ты как будто никогда не пил, Сэм Винчестер.
- Да что с тобой случилось, приятель? – Сэм начинает раздражаться. – Ты с цепи сорвался?
- Ну…вообще-то да, - он всеми силами заставляет себя хихикать не так гаденько. Нельзя портить впечатление о себе, о хорошем, добром, честном мальчике. Но шутка слишком хороша, чтобы сдержаться – и потому он нарочито пьяно гримасничает, смеется и растягивает слова, - волюшка-во-о-ля! Ну, Сэ-эм!
- Брэди, – он садится рядом, – я ведь все понимаю. Честно! Я понимаю, как это – вдруг осознать, что, в общем-то, ты предкам ничего не должен. Будто выходишь на свежий воздух из тюрьмы.
Тот, кого теперь будут звать Брэди, верит, что Сэм действительно понимает. И он очень, очень этому рад. Так рад, что не удерживается – позволяет себе прислониться к плечу, заглянуть в глаза. Втянуть в себя запах.
Самый лучший. Особенный.
Сэм делает бровки горестным домиком, но не отстраняется.
- Но ты пойми – жизнь на этом не кончается.
- О да, она только начинается!
- Я не о том! Брэди, какой бы классной не была вечеринка, утро все равно наступит! Ты лучше подумай, что тебе важнее – доказать предкам, что тебе на них насрать или построить собственную жизнь? Собственное будущее, не для них, и не назло им – свое?
Сэм раскраснелся, глаза разгорелись. Его хочется лизнуть.
- Послушай, если ты завтра снова явишься на лекцию в таком виде – встанет вопрос о твоем отчислении, а ты же не хочешь, чтобы тебе пришлось вернуться домой только потому, что стало нечего жрать? Потому, что ты облажался? Не смог? Неудачником, лузером – не хочется же? Ну?
- Да-а, - тянет он, - неудачником… не хочется, совсем. Да.
Сэм прав. Надо заканчивать вечеринку и думать о будущем.
- Давай так, - Сэм уже чувствует себя победителем, - ты сейчас прервешься, пойдешь поспишь как следует, а в выходной мы с тобой погуляем. Вместе. Договорились?
Тот, кого теперь будут звать Брэди, улыбается и радостно кивает.
Сэм и не подозревает, как доведется еще погулять, и насколько великое будущее ждет их обоих.



- Ты как будто никогда не трахался, Сэмми, – Руби мурлычет, ластится к нему по-кошачьи, - расслабься. Это всего лишь секс.
- Не называй меня Сэмми, – малыш пытается казаться спокойным, и у него почти получается. – Никогда.
- Как скажешь, Сэмми! – она смеется, но улыбка почти сразу исчезает с ее лица.
- Никогда, – и вот теперь он действительно спокоен. А у Руби пропадает настроение. Ей хочется рявкнуть на него, как на обнаглевшего щенка. Чтобы не смел так на нее смотреть, чтобы не смел скалить зубы, чтобы помнил, кто она ему теперь, кому он принадлежит, чей он… чей он, хотя бы сейчас.
Но нельзя выходить из образа. И она только фыркает обиженно и резко отворачивается к стене.
- Да ну тебя, зануда! – как ни странно, это действует куда лучше, чем окрик. Сэм вздыхает, прижимается к спине.
- Прости, - он гладит ее живот и грудь, и дышит в затылок, и он так хорош, что на него совершенно невозможно сердиться. Самый лучший. – На самом деле я очень тебе благодарен, правда.
Конечно же, она сразу поворачивается в его руках.
- Придурок, за секс не благодарят!
Эмоции судорогой пробегают по его лицу, а потом оно застывает холодной маской, и Сэм становится до ужаса красивым.
- Это не за секс.
Руби склоняется к этому холодному лицу и позволяет себе на миг молитвенно прижаться губами. И только потом небрежно замечает:
- Да полно. Я получила, что хотела.
- Правда? – слишком внимательный взгляд. Надо быть осторожнее.
- Да, – так же легко говорит она и добавляет с сарказмом: – Ты – это что-то особенное!
Он усмехается горьковато, опускает глаза.
- Я бы предпочел быть чем-то обычным.
- Обычные – бесполезны, – отрезает она, пытаясь спрятать за категоричностью теплую вспышку радости. Да, Сэмми, именно так. Говори со мной, делись своей болью, доверяй мне. – А ты, как-никак, способен на кое-что интересное. Ладно, давай спать, герой. Завтра обещаю тебе тяжелый день.
Он хмыкает:
- Тяжелее вечера? Ты же вроде бы сказала, что уже получила все, что хотела?
Она отвечает ему довольным смехом. Она счастлива.
Сэм и не подозревает, чего она хочет на самом деле.

И не заподозрит. До самого конца.

Название: Белый костюм
Соавтор и бета: Чай с Ванилью
Рейтинг: G
Персонажи/Пейринг: Дин, Сэм, и...
Таймлайн: где-то сильно после 5-5
Иллюстрацию нашла тут:
www.diary.ru/~LightLovely/p91511576.htm


— Педерастично выглядишь.

— Ди-ин!

Сэм одарил его своим фирменным укоризненным взглядом, и снова обернулся к зеркалу. Дин видел в отражении, как брат поправляет воротничок белоснежного костюма.

— Туда не пропустят в наших шмотках, да и девчонка не станет танцевать с кем попало, — Сэм поймал его взгляд и самодовольно усмехнулся. Но улыбка быстро слиняла.

— Все равно — это дерьмо! — вырвалось у Дина. — Обошлись бы без улыбок этой дуры, без этого банкета, и... снимай.

— Дин...

Мягкая улыбка, да еще интонация эта — мистер-само-понимание!

— Прекрати вести себя как заботливый папочка!

— Дин, в чем дело? — в глазах брата блеснула жесткая зелень, но лучше не стало. Скорей наоборот: жесть пивной банки в руках мялась, как пластилин. Поэтому Дин приподнял ее, и широким жестом плеснул пеной на брата, не обделяя вниманием ни пиджак, ни прическу.

И Сэм разом превратился в мокрого щенка. Восхитительно взъерошенного щенка.

— Ты совсем охуел?!

— Ага, — отозвался Дин, с облегчением расплываясь в широкой ухмылке. — Вот так-то гораздо лучше.

— Ну вот на фига?! — Сэмми всерьез нацелился дать брату по морде, но Дину было уже все равно.

— А я нечаянно, — сказал он абсолютно счастливым тоном. — У меня от белого цвета кретинизм повышается, предметы из рук падают, — и нервным жестом потер шею.

А Сэм почему-то в морду ему не дал. Просто пристально посмотрел в глаза, и пошел в ванную переодеваться.

Больше в белом Дин его не видел.



@темы: Творчество мое, Творчество чужое